Театр оперы и балета
Бурятский государственный академический
театр оперы и балета
им.н.а.СССР Г.Ц.Цыдынжапова
  1. Главная
  2. Новости
  3. К юбилею Галины Михайловны Майоровой. Режиссер — профессия женская?

К юбилею Галины Михайловны Майоровой. Режиссер — профессия женская?

17 января на сцене Бурятского театра оперы и балета состоится юбилейный вечер Галины Михайловны Майоровой. Предлагаем вашему вниманию серию публикаций о выдающемся режиссере — и начинаем ее со статьи Н. Цибудеевой «Режиссер — профессия женская?» 

Галина Михайловна Майорова. Фото — из личного архива.

Многое странным образом переплелось в биографии оперного режиссера, заслуженного деятеля искусств РБ Галины Михайловны Майоровой. Её отец Михаил Баргаевич в юности служил вестовым у П.П. Постышева — руководителя правительства Дальневосточной буферной республики, в состав которой входила территория нынешней Бурятии, а в преклонном возрасте занимался шаманской практикой. Воздушная балетная походка Галины Михайловны с выпрямленной спиной выказывала светскую натуру вполне общительного нрава, но твердых жизненных правил. Женственная по образу жизни и мыслей, она овладела мужской профессией режиссера, в которой как на командном пункте требуется умение видеть обзор, вести за собой коллектив, а когда надо, то и навязать ему свою волю. Не было случаев, когда бы ей перечили увенчанные лаврами народные любимцы, которых приходилось строить и не только по ранжиру. А для этого надо обладать моральным правом, которое она завоевала бескорыстным служением коллективу, внутренней собранностью, а также умением сохранять дистанцию. И вряд ли здесь можно ссылаться на авторитет австрийского композитора Густава Малера, который считал традициями у театралов их удобства и расхлябанность. Бурятка по корням, она вопреки обывательским представлениям вышла замуж за сына белогвардейца из кяхтинских казаков с китайской фамилией Син-Юш-кин, который из-за неблагонадежного прошлого своих родителей тяжело продвигался по карьере.

Оперный тенор Георгий Иванович Синюшкин запомнился слушателям как блистательный конферансье, а также — живым исполнением характерных партий с басом-баритоном Павлом Разгильдеевым — скоморохов Скулы и Ерошки в «Князе Игоре» А. Бородина, странствующих монахов Варлаама и Мисаила в «Борисе Годунове» М. Мусоргского. Однако настоящим успехом у публики, особенно с популярной песней «Как-то в утро вешнее» пользовался дуэт с Владимиром Манкетовым, исполнителем главной роли в кинофильме «Песня табунщика», снятом в 50-е годы на Свердловской киностудии.

Открытие Всесоюзной недели «Театр и дети» (слева направо): администратор Театра оперы и балета  Галина Родионова, директор театра (1953-1965 гг.) Гомбо Бельгаев, режиссер театра Галина Майорова.

Если есть люди, досконально знающие оперную музыку, то есть огромный репертуар до 40 названий, то тому примером — Галина Михайловна. За 35 лет работы в театре она поставила большое количество спектаклей русской, западной, советской музыки. Это «Искатели жемчуга» Ж. Бизе, «Демон» А. Рубинштейна, «Фауст» Ш. Гуно, «Любовный напиток» Г. Доницетти, «Заза» Р. Леонкавалло, «Укрощение строптивой» В. Шебалина, сочинения бурятских композиторов. Кроме того, как ассистент крупных приезжих режиссеров, поддерживала текущий репертуар, шедший на сцене театра: всего Дж Верди, Дж. Пуччини, всего П. Чайковского, А. Бородина и т.д. Годы совместной работы сводили её с разными постановщиками как своими, так и приглашенными. Это — И.М. Туманов, Р.И. Тихомиров, Ц.Г. Шагжин, Ю.А. Петров, С.Д. Будажапов, Н.Е. Логачев. Однако самое яркое впечатление осталось у неё от преддипломной практики под руководством Г.Ц. Цыдынжапова, который в заботе о том, кто продолжит дело, способствовал его передаче в надежные руки. И на конкретных примерах обучал молодого специалиста основам профессии.

Понятие режиссерской экспликации подразумевает детальную разработку всех средств сценической выразительности, вытекающих из оркестровой партитуры. Но одно дело знание теории основ драматургии, а другое — практическое её воплощение. Какое влияние оказывает историческая канва на развитие всего образного строя произведения? Как эффектной подачей экспонировать выход героя или выстроить контрдействие, например, народа и личности? Как сделать поступки актера адекватными музыке?

При очередном вводе в состав «Энхэ-Булат-батора» М. Фролова начинающих Дугаржапа Дашиева и Клары Ивановой не удавалась любовная сцена. Тогда руководитель постановки посоветовал дебютанту подойти к партнерше и взять её за руку. И петь вполуоборот, прижавшись плечами. Мизансцена, кажется, получилась. «Ну и как теперь поется?» «Очень удобно поется», — отвечал будущий народный артист Д. Дашиев. Так из рук мастера она получала практические навыки ремесла, доступного лишь единицам.

Сцена из оперы «Энхэ-Булат-батор» М. Фролова : Эрхэ-Мэргэн — народный артист  РСФСР Саян Раднаев, Энхэ-Булат — народный артист СССР Дугаржап Дашиев. Фото А.И. Пономарева.

Улан-Удэнское музыкальное училище по хоровому дирижированию в классе К.П. Мадасовой Галина Майорова окончила в составе 25-го юбилейного выпуска в 1958 году. От детской тяги к чтению она приобрела хороший литературный слог. Это в значительной мере является определяющим в профессии, требующей точных сравнений и веских аргументов для того, чтобы каждый понимал, что делать на сцене. К тому же училищный преподаватель музыкально-теоретических дисциплин Николай Петрович Угрюмов давал исчерпывающие представления о содержании и строении произведений разных жанров прекрасной игрой на рояле.

Галина Майорова. 1959 г. Фото — из личного архива.

В 1959 году по ходатайству серьезных специалистов, которых беспокоила судьба оперного жанра в нашей стране, возобновилась после войны работа отделения оперной режиссуры на вокальном факультете Ленинградской консерватории. Влившись в 100-й студенческий поток, девушка старательно усваивала то, что давали вузовские педагоги.

13 профессоров разных специализаций вели занятия у будущих режиссеров. Лекции по оперной драматургии у доктора искусствоведения А.Н. Дмитриева, ученика И. И. Соллертинского, проводились вокруг рояля и здесь же, на крышке инструмента записывались. Анализируя оперные сочинения, педагог больше апеллировал к слуху студентов, фиксируя их внимание на том, как нарастает развитие действия, как музыкально оформляются драматургические узлы. Галина Михайловна вспоминает, как закончились занятия по разбору «Пиковой дамы» П. Чайковского: «Сегодня в Кировском театре состоится спектакль. Чтобы вечером я вас всех видел там». Историю мирового искусства преподавал же доктор искусствоведения, заведующий литературной частью Малого Ленинградского оперного театра, который то и дело расспрашивал девушку: «Откуда у вас, азиатки, такое тонкое ощущение русского языка?» Он всегда был в курсе того, чем занимаются его воспитанники, поэтому присутствовал на выступлениях бурятской оперной труппы в северной столице.

Уроки по живописи проводились в прославленном Эрмитаже. Самым серьезнейшим образом изучала Галина материалы Публичной библиотеки имени М.Е. Салтыкова-Щедрина для «Царской невесты» Н. Римского-Корсакова: «Историю государства Российского» А. Карамзина, текстовую основу драмы Л. Мея, а также другие первоисточники. Приведем в частности, выдержку из конспекта, касающуюся характеристики эпохи, расстановки её политических сил и особенностей человеческих нравов:

«Что значит эпоха Ивана Грозного для России? Это потенциал для Петра I, менее чем через 100 лет взявшего страну в свои железные руки. А для этого нужно было пройти огромное расстояние, и Россия шагала исполинскими шагами через кровь и слезы, сталкивала с пути каменные вековые устои реакционной боярщины, рушила их, и в этих обломках, как в жерновах, измалывались человеческие судьбы — судьбы простых смертных и царей. Жить в эту железную эпоху нужно было людям с сильными характерами (слабые гибли сразу), гибли и сильные, вулканическими взрывами, испепелявшими вокруг все и самих себя». Возможно, это давало свой толчок к осмыслению «Царской невесты», которая в постановке Г. Майоровой шла на сцене нашего театра в течение 11 лет без перерыва.

Поскольку ежегодный курсовой проект представлял собой работу над новым оперным произведением, то в творческий багаж молодого специалиста за 5 лет вошли «Ромео и Джульетта» Ш. Гуно, «Пуритане» В. Беллини, «Царская невеста» Н. Римского-Корсакова, «Богема» Дж. Пуччини, «Иван Сусанин» М. Глинки и «Лакме» Л. Делиба. По договору, заключенному между консерваторией и Академией художеств, к каждому студенту режиссерского отделения был прикреплен художник-сценограф, и заготовки предстоящего спектакля делались совместными усилиями. Наметанный таким образом глаз не путал дурное с хорошим и всегда мог отличить истинное произведение искусства.

Вот и дипломный спектакль «Лакме», ставший дебютом молодого режиссера, получился необыкновенно красочным. Забавно, что роли индусов в нем были поручены русским, а европейцев — бурятам: тенор-премьер Абида Арсаланов играл роль офицера английских колониальных войск Джеральда, Татьяна Карпинчик и Альбина Успенская были Лакме — жрицы древнего храма. Эскизы гуашью художника М. Е. Шестаковой, изображавшие индийские пейзажи, архитектуру — башни и храмы, были выполнены, как говорится сейчас, в манере дизайнера-стилиста и отправлены главному художнику Кировского театра И.И. Севастьянову. В его ответном письме в постановочной группе говорилось: «Какая это необыкновенная красота и как она подходит к атмосфере спектакля!»

Сцена из оперы «Царская невеста» Н. Римского-Корсакова. Грязной — Лев Шагдыров. Бомелий — Николай Панчуков.

Когда 26-летняя Галина взялась за постановку «Царской невесты», то в труппе нашлись сомневающиеся: «Кому поручили такую большую работу? Пусть лучше сделает её Логачев». Однако, когда спектакль удался, то в рецензии без указания фамилии постановщика он был назван «елочным представлением». Отчасти это объяснимо костюмами, пошитыми по моде того времени из парчи, остальное – на совести рецензента. О художественном оформлении Тимина Галина Михайловна говорит, что Александр Иванович как раз очень хорошо чувствовал эпоху и умел воссоздать её по деталям.

Оперетту «Черный дракон» свердловский дирижер В. Уткин написал на основе музыки итальянского композитора Д. Модуньо, автора популярных эстрадных песен «Селена», «Лечу я» и других. Её сюжет изобиловал неправдоподобными ситуациями, разбойничий атаман по кличке Черный дракон превращался в борца за свободу народа, а реплики и каламбуры повстанцев балансировали буквально на пределе допустимого. Оперетта, по словам Галины Михайловны, помогла высветить новые грани актерских талантов, особенно мужского состава — Николая Литвинова, Саяна Раднаева, Николая Панчукова, Георгия Синюшкина, Виктора Батуева. Вызвав огромный интерес со стороны публики (приходили письма зрителей к режиссёру Г. Майоровой с благодарностями и предложениями), спектакль выдержал рекордное количество аншлагов — 17 при премьере.

Галина Михайловна застала такой период из жизни труппы, когда свободно распоряжалась актерами любых амплуа: героями, лириками, комиками, трагиками, каскадными персонажами. И режиссерское везение помимо собственной заинтересованности, а впоследствии и приобретенного опыта, она объясняет главным образом точным попаданием исполнителей на роли, а также умением увидеть в актере задатки того или иного персонажа.

После премьеры оперы «Риголетто» Дж. Верди. 1 ряд (слева направо): Маддалена — Елена Шелишпанская, Спарафучиле — Григорий Тушемилов; 2 ряд — дирижер Иосиф Айзикович, режиссер Галина Майорова, Риголетто — Саян Раднаев; 3 ряд — Герцог — Леонид Третьяков, Джильда — Екатерина Кыштымова. 1983 г.

Трижды на сцене Бурятского оперного ставилась «Иоланта» П. Чайковского. Однако в 1975 году, когда приехал работоспособный и грамотный дирижер И.Ю. Айзикович, в труппе оказался тенор Владимир Васильев, индивидуальность которого великолепно ложилась на партию средневекового рыцаря Водемона, на Иоланту же — пластичное сопрано Виктории Головко. Певица так убедительно проникалась состоянием слепой героини, лишенной радости лицезреть красоту окружающего мира, что отзывалась лишь на голос. Её такая игра вызывала искреннее сострадание, которую испытываешь к больному человеку. После финального Гимна солнцу на протяжении нескольких минут установилась такая тишина, что казалось — это провал. А потом словно в едином порыве зал взорвался шквалом аплодисментов. Только тогда постановщики поняли, что попали в самое сердце зрителя. «Спектакль, поставленный Г.М. Майоровой, воспринимается как исповедь души главной героини, почти как моноопера», — писала газета по поводу гастролей театра в Иркутске. Казалось бы, сомнения относительно того, что режиссером в театре может быть женщина, должны были рассеяться.

А в Галине Михайловне продолжали видеть девчонку, которая может справляться только с детскими спектаклями. Но именно к ним она всегда относилась с повышенной ответственностью, памятуя о том, что детям надо ставить так же, как взрослым, только еще лучше. «Пусть папа научит ребенка быть сильным и ловким, а мама — нежным и добрым, внимательным и чутким. Тогда он не узнает презрения в детстве, зависти в молодости и одиночества в старости». Таково краткое содержание «Золотого цыпленка» В. Улановского, которое без всякой назидательности разыгрывается на сцене.

В статье «Все руководители тоже родители» Галина Михайловна пишет: «Чем больше молодежи будет заражено театром, тем больше вероятность, что мы сможем защитить её от зла и порока». Тем самым она выразила свое отношение к юношескому репертуару, который на протяжении многих лет готовила к зимним школьным каникулам. Так появились «Кошкин дом», «Красная шапочка», «Волк и семеро козлят», «Кот в сапогах», «Аленький цветочек», «Бременские музыканты», «Новые приключения Буратино» — всех и не перечислить. Количество прокатанной «Мухи-цокотухи» в постановке Г. Майоровой зашкалило все мыслимые пределы и выдержало около 700 спектаклей! Благотворительный фестиваль «Должны смеяться дети», проходивший в рамках Всероссийской недели «Театр и дети», впоследствии стал традиционным. Школьный университет с познавательными беседами у занавеса также является её детищем.

Детский спектакль «Бременские музыканты» Г. Гладкова. 2009 г.

Необходимым условием для творчества Галина Михайловна считает микроклимат в театре, который не должен кого-либо тяготить. Своим отношением к постановочному персоналу она способствовала созданию атмосферы легкости, писала сценарии для новогодних капустников с их розыгрышами и дружеским пародированием. Весело реагировал зал, когда трубач солидного сложения Алексей Пантелеев кружился в балетной пачке, артист хора Батор Ванданов копировал манеры Кима Базарсадаева, Леонарда Шоболова или других солистов. А сколько полуанекдотических историй случалось по ходу самих спектаклей. Скажем, в том же «Энхэ» эпизод, когда вражеская стрела разит кузнеца Дархана за то, что был на стороне народа и отливал мечи для победителей. Перед проводами в последний путь над его телом дается клятва мести — тангариг. Здесь получилось так, что участвовавшие в спектакле студенты из миманса пошли в разные стороны и уронили беднягу-актера. Выпавший из носилок, пока не надоело, лежал на сцене. А за три минуты до конца действия решил ползти за кулисы. Тут уже от смеха начали умирать артисты хора вместе с дирижером.

Галина Михайловна вполне оправдала родительские ожидания. И когда в 1982 году была удостоена почетного звания заслуженного деятеля искусств РБ. В течение 18 лет ей никак не могли простить того, что привыкшая оценивать все трезвым взглядом, она как-то высказала крупному чину, что смотрит на него не иначе, чем на «пыль в руководящем кресле». И когда дорогой искусства повела за собою сестер — хормейстера Альбину, которая долгие годы работала преподавателем Улан-Удэнского музыкального училища, заслуженного работника культуры РБ, и Надежду, более 20 лет выступавшую солисткой балетной труппы театра. И когда появились первые и долгожданные внуки. Сейчас Дмитрий Синюшкин, выпускник оформительского факультета Школы-студии МХАТ им. Н. И. Немировича-Данченко возглавляет московскую фирму «Арт-технологии». Дочь Елена по окончании режиссерского отделения Российской Академии театрального искусства и постановки детской оперы «Питер Пэн» А. Луцкого на нашей сцене проживает в немецком кантоне Швейцарии, где на местном телевидении ведет цикл передач по актерской школе Михаила Чехова. <…>

Вершины. – 2006. — №4. – С. 108-128.

Добавить комментарий