Театр оперы и балета
Бурятский государственный академический
театр оперы и балета
им.н.а.СССР Г.Ц.Цыдынжапова
  1. Главная
  2. Новости
  3. К юбилею Галины Майоровой. Статья о Николае Манилове.

К юбилею Галины Майоровой. Статья о Николае Манилове.

Продолжаем серию публикаций, посвященных юбилею Галины Михайловны Майоровой, заслуженного деятеля искусств, бессменного режиссера нашего театра на протяжении многих лет — еще и замечательного автора ценных статей о своих современниках и коллегах. Предлагаем вашему вниманию статью Галины Майоровой о художнике Николае Манилове. 

ТЕАТРАЛЬНЫЙ ХУДОЖНИК НИКОЛАЙ МАНИЛОВ

Ему было всего 50 с небольшим. Возраст для мужчины совсем не старый, для творческого человека самый плодотворный и яркий. Улыбчивый, жизнерадостный, любящий шутку и розыгрыши, бесконечно преданный своей профессии, театру.

Родился 5 ноября 1929 г. в Иркутской области, работал в колхозе, служил в армии, затем работал в театре художником-исполнителем, учился в Москве в школе-студии МХАТа им. В.И. Немировича-Данченко и в 1965 году пришел в театр как художник-постановщик. Вместе с Александром Ивановичем Тиминым Николай Иннокентьевич Манилов принял на свои плечи груз ответственности за театрально-декорационное производство и на протяжении более полутора десятков лет с успехом нес его, ни разу не уронив и не запятнав чести и достоинства творческого человека. В 1965 г. выходит премьера балета «Каменный цветок» — дипломная работа балетмейстера Валерия Антоновича Хараева. Интересное и яркое оформление, в котором дух сказов Бажова, уральский фольклор, самобытность костюмов хорошо сочетались с вдохновенными танцами Данилы — П. Абашеева, Катерины — Э. Кондратьевой, Северьяна — Б. Васильева и бесконечно гениальной Л. Сахьяновой. Постановка балета «Каменный цветок» для начала творческого пути художника, на мой взгляд, была очень символична. Секреты мастерства, творческий поиск горного мастера Данилы и в творчестве Манилова остались непреложным законом — театр, сцена, оформление постановки — все для зрителя, все остается людям. И пошла череда спектаклей. В 1966 году — постановка оперетты Модуньо и Уткина «Черный дракон», 1967 г. — «Искатели жемчуга», детские спектакли. Особое место в творчестве Н. Манилова и всего театра — 70-е годы. Это особое десятилетие — 100-летие В.И Ленина, 50-летие Бурятской республики, 30-летие Победы и декада искусств в Москве в 1979 г.

В те годы все эти даты имели огромное значение, их особо отмечали, по ним сверяли результаты своего труда. Коллектив театра работал очень интенсивно, премьеры шли за премьерами — 3 оперы, 2 балета, детский спектакль. Эта магистральная линия одновременно сочеталась с огромным количеством правительственных концертов, декад и недель «Театр — детям», выездных спектаклей и концертов; в те же годы очень интенсивно работал Союз композиторов, крепла песенная слава Анатолия Андреева, Сергея Манжигеева, Гуржапа Дашипылова и т.д. Плодотворно трудится старшее поколение композиторов — в начале 70-х в репертуаре театра «Чудесный клад» Б.Б. Ямпилова. Приходят в театр И.Ю. Айзикович, Л.М. Морозовский, это уже середина 70-х годов. А в конце десятилетия — приход огромной и очень талантливо о себе заявившей группы ведущих солистов оперы — О. Аюровой, Г. Шойдагбаевой, В. Бальжинимаева и Б. Бороева.

Николай Манилов за работой

К 100-летию В.И. Ленина театр осуществляет постановку «В бурю» Т. Хренникова, режиссер Юрий Александрович Петров, мой консерваторский руководитель на III курсе, и я — его ассистент. В этом спектакле режиссер, несмотря на присутствие в спектакле образа Ленина (впервые в оперной драматургии), очень ненавязчиво провел тему обманутого крестьянства, в котором во времена разрухи, огня, крови глубинно жила извечная тоска по земле, по крестьянскому труду. Манилов очень остро и живо воспринял именно эту сторону идеи спектакля и, сам крестьянский сын, образ земли в сценографии сделал главным. До сих пор с волнением вспоминаю эпизод в спектакле, когда бойцы-красноармейцы, крестьяне, взявшие в руки оружие в борьбе против банды, оторванные от родных домов, тоскуя, оглядывались на задник, который изображал ноздреватую, коричневую, упруго вздымавшуюся к горизонту землю, землю, просившую семя, и пели «Пахать бы теперь!..» Под управлением Евгения Колобова, тогда хормейстера, теперь дирижера с мировым именем, в тиши вечереющего дня, кто сидя, кто стоя, опершись о ствол винтовки, артисты мужского хора спели этот эпизод с такой искренностью, глубинной тоской, с таким piano, что никогда уже после такое исполнение публика не слышала. И зрительный зал взорвался овацией, практически спектакль остановился, скандированные аплодисменты не прекращались, зритель требовал повторения, мы, стоя за кулисами, аплодировали со слезами на глазах, аплодировали этому нечастому событию — такому зрелищному, звуковому и эмоциональному единству исполнения. Именно ради таких минут, наверное, живешь и работаешь в театре. Невозможно и не упомянуть и исполнителей этого спектакля — Л.Линховоина, Д. Кыштымову, Д. Дашиева, С. Раднаева, А. Жмурову, Н. Панчукова, Ю. Данилову, Н. Литвинова, Г. Синюшкина, В. Буруева, а в знаменитом хоре — артиста Бориса Титарева. И дирижера В. Горелика.

Художники Бурятского театра оперы и балета Николай Манилов, Мария Шестакова, Александр Тимин

В тот же год театр осуществил постановку оперы Пуччини «Богема» — дипломная работа выпускника ГИТИСа, теперь Академии театральных искусств, ученика Б.А. Покровского, режиссера Дамдинжапа Доржиева. Спектакль выпускался на гастролях, в Комсомольске-на-Амуре, что всегда вдвойне тяжело – и подгонка декораций, и часто непривычные и разные габариты сценической площадки, и трудности осуществления режиссерского замысла в условиях напряженной гастрольной атмосферы в целом.

Однако и труппа, и постановщики получили весьма похвальные отзывы и рецензии, где отмечалась прекрасно воплощенная «с настроением» сценография художника И.И. Манилова.

К 50-летию республики театр подошел с большой ответственностью, с хорошим запасом творческих возможностей. Запомнились спектакли по сценографии Н. Манилова «Григорий Мелехов» И. Дзержинского, по мотивам романа М. Шолохова «Тихий Дон». Постановку осуществили дирижер А. Арсаланов, режиссер Н. Логачев. Юбилею республики были посвящены работы художника и в балетном жанре. «Тщетная предосторожность» Герольда, «Гаянэ» Хачатуряна. Спектакли, получившие признание зрителя не только на нашей сцене, но и на гастролях. Постановку «Гаянэ» осуществил балетмейстер Максим Мартиросян, и в слаженной, темпераментной работе балетного цеха на уровне была и сценография Николая Манилова.

Первой работой на посту главного дирижера театра Иосифа Юрьевича Айзиковича была постановка оперы Чайковского «Иоланта». Спектакль-сказка, спектакль-мечта, так я воспринимала оперу. Несмотря на глубокий трагизм в сюжете, ощущение света и счастья было заложено в самой партнере. Все внимание зрителя, все его сочувствие было отдано героине, становились просто осязаемыми все ее мысли, их течение и дремавшая глубоко внутри активность — в этом чистом ребенке просыпалась решительная зрелая женщина — такой мы видели Иоланту. Весь спектакль замыкался на ней, отсюда некая ораториальность композиционного решения — все действие вокруг и для Иоланты. Понятно было, какой груз на себе несла исполнительница этой роли. От мрака к свету, от дремлющего, невозмутимого, благополучного покоя к ярким контрастам жизни, полнокровности и насыщенности бытия, где основа — любовь.

Опера «Иоланта» П. Чайковского. Художник-постановщик — Н. Манилов. 1976 г.

При открытии занавеса, на прологе, в рамке из черного бархата портретно смотрелась слепая девушка, в немом вопросе вскинувшая руки, как крылья не умеющей подняться птицы. Когда уходил вверх черный бархат пролога, зрительный зал взрывался такой овацией, аплодируя искусству художника, что первые реплики солистов невозможно было услышать. Сад — обиталище и место грез Иоланты расцвечивался невероятной, ажурной кисеей света, полутонов и разноцветных пятен цветов, прихотливо переплетенных ветвей деревьев. Вся эта ажурность не заслоняла великолепной синевы и дыхания воздуха, оставляла явственное ощущение свежести и простора.

И в конце, в момент прозрения Иоланты, исчезали все темные краски, и яркий, ликующий, слепящий солнечный свет заливал всю сцену и зрительный зал, на мощном оркестровом звучании гимна свету финал спектакля проходил как салют любви и жизни.

Для постановки световой партитуры был из Москвы приглашен специально художник по свету, и их совместная с Николаем Иннокентьевичем работа дала блестящие результаты. И вот уже на протяжении двух с лишним десятилетий спектакль не сходит со сцены, в оркестровом звучании осталось это состояние приподнятости, восхищения, хотя оформление сейчас уже несколько иное.

Все последующее время, сезоны 77 и 78 годов, проходили под знаком подготовки театра к гастролям в Москве и Ленинграде в 1979 г. Отличительной чертой этих гастролей было то, что впервые наш театр давал самостоятельные полнокровные спектакли балета и оперы, а не в составе делегации от республики, как это было в период декад искусства в 1940 и 1959 годы. Приподнятое, праздничное настроение, желание дать самые лучшие результаты, общая взволнованность и гордость за театр объединили весь коллектив. Для новой редакции «Князя Игоря» был приглашен режиссер Роман Иринархович Тихомиров из Ленинграда, практически он был художественным руководителем гастролей театра. «Севильский цирюльник» тоже был в афише театра для Москвы, режиссировал Л. Линховоин, дирижер Л. Морозовский и художник — Н. Манилов.

Спектакль, решенный в бело-голубых тонах, стилизованный под рококо, звучащий в россиниевском духе, вместе с игрой исполнителей создавал прелестную живую, полную веселья и юмора атмосферу.

Гастроли театра в Москве и Ленинграде прошли с триумфальным успехом. Столичный зритель с изумлением и восторгом увидел и услышал созвездие талантов, способных на равных соперничать с признанными мировыми авторитетами. Столичный зритель увидел и настоящую декорационную живопись, воплощенную в оформлении спектаклей Александра Ивановича Тимина и Николая Иннокентьевича Манилова. 1979 год принес Манилову звание заслуженного деятеля искусств России.

С артистами балета после спектакля

В начале восьмидесятых продолжились творческие контакты с Р.И. Тихомировым. Вместе с И.Ю. Айзиковичем и Маниловым он ставит на сцене театра очень колоритный интересный спектакль Д. Гершвина «Порги и Бесс».

Последними нашими работами с Николаем Иннокентьевичем были «Укрощение строптивой» В. Шебалина в 1981 г. и «Демон» Рубинштейна в марте 1982 г.

Все рассказанное это только часть того, о чем можно было бы рассказать. Например, о его участии в выставках Союза художников, о его оформлении спектакля в Якутске, о его большом вкладе в области работ для детей, о больших, творческих задумках, которым не суждено было сбыться.

Ему было только 50 с небольшим… Улыбчивый, жизнерадостный, охотник и рыбак, любитель шуток и розыгрышей и вместе с тем — глубоко интеллигентный человек, с уважительной, ровной манерой общения с людьми, с чувством такта и меры во всем…

Галина МАЙОРОВА.

Заслуженный деятель искусств РБ.

Бурятия. – 1999. – 12 ноября. – С. 5.

 

Добавить комментарий