Театр оперы и балета
Бурятский государственный академический
театр оперы и балета
им.н.а.СССР Г.Ц.Цыдынжапова
  1. Главная
  2. Новости
  3. Интервью с дирижером Виталием Шевелевым

Интервью с дирижером Виталием Шевелевым

28 октября отметил свой день рождения Виталий Шевелев, выпускник Санкт-Петербургской консерватории и лауреат IV Международного конкурса молодых дирижеров симфонических оркестров им. И.А.Мусина, а с августа — приглашенный дирижер Бурятского театра оперы и балета. Виталий открывал 78 сезон оперой «Кармен», 23 октября он дирижировал оркестром на опере «Бал-маскарад» в Москве во время столичных гастролей БГАТОиБ, а совсем недавно он вернулся из Улан-Батора, где аккомпанировал Ариунбаатару Ганбаатару во главе симфонического оркестра Монголии на сольном концерте артиста.   

— Виталий, вы работаете здесь два месяца, уже многое успели сделать, но начнем сначала: какие были ваши первые впечатления о театре?

— Когда мне рассказали про Бурятский театр оперы и балета и предложении работать там, я сразу зашел на сайт и посмотрел фотографии. В первую очередь меня впечатлило здание: монументальная советская архитектура, интерьер — чего только стоят роспись на потолке, колонны, фойе, отделанное камнем, золоченые люстры. Приятно удивили репертуар, существующие постановки, состав – в театре поют солисты, известные не только в России, но и в мире. Уже по приезде я сразу же погрузился в работу: очень много репетиций, подготовка то к одной постановке, то к другой. Но это даже хорошо. Конечно, как дирижеру, мне есть над чем работать – и с солистами, и с оркестром — и есть к чему стремиться. Я стараюсь обращать внимание на нюансы, штрихи, фразировку. Одна из целей на данный момент — построить более дифференцированную фактуру и добиться еще лучшего, стройного звучания. Потенциал у театра большой — это очень радует, есть стимул развиваться и прилагать к этому все свои усилия. Хочется добавить что-то в репертуар: может быть, какие-то оперы в концертном исполнении – об этом говорит и Дарима Лхасарановна Линховоин.

— Как вам улан-удэнская публика?

— Публика очень благодарная. Особенно меня радует, что люди ходят в театр – зал заполняется почти всегда. И это при том, что в городе не один-два театра, а пять. Это создает выбор для зрителя и приучает публику к театру.  Радует, что в зале всегда много молодежи. В Вологде, где я учился в музыкальном колледже, ситуация, к сожалению, более сложная: часто проводятся гастроли разных столичных и петербургских театров, но у своих коллективов не самое лучшее положение. В этом отношении Улан-Удэ тоже выгодно отличается.

— В этом сезоне вы работаете на оперных постановках. Есть ли специфика во взаимоотношении зрителя и артистов в этом жанре?

— К сожалению, об опере зачастую складывается предвзятое мнение: оперу, можно сказать, боятся. Балет в этом плане воспринимается легко, потому что язык тела понятен любому человеку, пусть и по-своему. С пониманием и принятием оперы сложнее: во-первых, опера может идти на иностранном языке – естественно, это создает определенные трудности, которые, впрочем, решаются наличием бегущей строки и знакомством с базовым сюжетом постановки. Так что нужно читать либретто, знакомиться с первоисточником (ведь многие оперы, как и балеты, основываются на литературных произведениях). К тому же режиссеры обычно стараются все доступно выстроить и обыграть – и зрителю многое может стать понятно.

Другая проблема – восприятие.  Это все индивидуально: кого-то может заинтересовать одна опера, кого-то другая. То же касается и исполнителей, и темы. Кроме того, как и с другими видами искусства, каждый раз одно и то же произведение может пониматься по-разному. Время движется, мы развиваемся, мы видим и слышим новое – и это обогащает нас. Например, прочитав книгу в 15 лет, в 30 лет ты читаешь то же самое уже с другим взглядом на вещи. То же происходит и с музыкальными спектаклями. Нужно понимать, что сам спектакль тоже развивается с каждой новой постановкой и с каждым новым показом: каждый раз музыканты находят новое в материале, сами артисты вживаются в свои роли по-новому.

Репетиционный процесс

—  А в чем заключается роль дирижера?

— В театре дирижер очень нужен. Оркестр и артисты разделены: музыканты сидят в оркестровой яме, солисты находятся на сцене. Дирижерская задача – скоординировать два процесса. Можно сказать, что дирижер выступает в роли менеджера, без которого компания может существовать, но это существование не может быть эффективным. Кроме того, задача дирижера — заразить людей энтузиазмом, вдохнуть в партитуру жизнь и предложить оркестрантам свое видение и прочтение того или иного произведения.

— Смотрите ли вы на работу других дирижеров? Вдохновляетесь кем-то?

— При работе с партитурой я всегда стараюсь сперва поиграть ее самому, вникнуть в нее. хотя многое я, конечно, уже слышал до этого, проходил в консерватории и колледже. Но смотреть на других все равно нужно, потому что нужно всегда стремиться поднимать свой уровень. Стараюсь равняться на Георга Шолти, Евгения Светланова, Герберта фон Караяна.

— Над чем вы работаете сейчас?

— Мы уже вовсю готовимся к новогоднему спектаклю «Пряничный домик, или Новогодние приключения Гензель и Гретель». Это детская сказка, но ее отличает очень насыщенная партитура: есть что поиграть, есть над чем поработать. Мы берем оперу не полностью, только некоторые номера специально для новогоднего представления. Хотя я очень надеюсь, что в ближайшем будущем удастся поставить «Гензель и Гретель» как полноценный спектакль. Я вообще считаю, что детям тоже нужно ходить в театр и посещать и детские, и взрослые спектакли.

— А в детстве вы часто сами ходили в театр?

— Я вырос в поселке, так что, к сожалению, не было возможности ходить в театр — только на уроках музыки в общеобразовательной и, позднее, в музыкальной школе удавалось послушать классическую музыку, посмотреть фрагменты оперных постановок.

— А как же началось ваше знакомство с музыкой и чем был обусловлен выбор профессии?

— Моя семья далека от профессиональной музыки. Мой дедушка играл на баяне, причем он не знал нот, но обладал бесподобным слухом и самостоятельно научился играть на инструменте, просто подбирая мелодии. Бабушка в годы обучения в педучилище занималась игрой на домре, в дальнейшем переквалифицировалась и более 20 лет аккомпанировала на фортепиано в детском саду.

Моя же история с музыкой началась в начальной школе. Мы жили неподалеку от моей первой учительницы и я часто приходил к ней помогать по дому. И вот как-то она показала мне аккордеон — это был такой большой инструмент, четыре четверти, очень тяжелый. Помню, как я поставил его на пол, сам сел на колени и смотрел на него.

Позже я стал просить, чтобы родители отдали меня в музыкальную школу. В первый год мама с папой подумали, что это очередной каприз, и не отпустили. На следующий год я уже поставил семью перед фактом, что все равно пойду учиться, так что родители согласились. И вот, уже будучи учеником четвертого класса общеобразовательной школы, я поступил в первый класс музыкальной. Учился играть на аккордеоне вплоть до 9 класса, когда поступил в колледж в Вологде. Семья это тоже серьезно не восприняла: думали, что передумаю, пойду учиться на факультет иностранных языков. 

— Но вы не отступились?

— Как видите – нет. После колледжа возникло желание поступать на дирижерско-симфоническое отделение. Это решение, конечно, сформировалось не без помощи педагогов. Мне предложили – я загорелся этой идеей. В колледже я занимался и фортепиано, и композицией, но понимал, что это не очень «мое». Композиция была интересным и полезным занятием: я узнал, как строится музыкальная ткань, приёмы музыкальной драматургии. Но после 3 места на конкурсе им. В.А.Гаврилина я решился оставить это занятие и все опусы убрал далеко в шкаф. Фортепиано не было моим основным инструментом в музыкальной школе и серьезно заниматься игрой на нём я стал лишь в старших классах, поэтому у меня не было достаточной базы, чтобы стать пианистом. Кроме того, пианисту нужно сидеть часами за инструментом, держать свой музыкальный аппарат в тонусе. Я люблю играть на фортепиано, но это не ежедневное занятие для меня.

А дирижирование стало идеальным вариантом: можно взять партитуру и работать над ней в любых условиях, ведь внутренний музыкальный слух только развивается. Смотришь в ноты — и представляешь, как будет произведение звучать. Но при всем этом дирижер – это очень ответственная профессия, это такой человек, который должен знать все, чтобы вести людей, даже если они старше тебя. За плечами, помимо твоего тезауруса, который у тебя к этому времени накопился, должен быть еще и жизненный опыт. Многое в музыке ассоциативно и нужно понимать обстоятельства, в которых были написаны произведения, о чем оно повествует и так далее. Все накладывает отпечаток на трактовку произведения.

Ну так вот, мы приняли решение, рискнули – и поступили. И в общем, наверное, решение было правильным: пять лет занимался в консерватории, которую закончил с красным дипломом, а в прошлом году сделал себе подарок на день рождения и 27 октября 2016 г. выиграл конкурс.

Виталий Шевелев. Открытие 78 театрального сезона. Опера «Кармен».

— И вот уже два месяца вы работаете в нашем театре, уже успели дать несколько интервью и комментариев, разговариваете с коллегами. Какой самый распространенный вопрос, который вам задают?

— «Как вам Улан-Удэ?»

— Ну и как вам город?

 — Толком я еще мало что видел – в основном, только центр. Недавно был на Лысой Горе: была замечательная погода, абсолютно безоблачное небо, так что удалось посмотреть на окрестности почти с высоты птичьего полета, покормить белок, подышать воздухом. Зашли в дацан и попали на службу. Был на Верхней Березовке. В общем, могу сказать, что постепенно моя картина Улан-Удэ расширяется и понемногу складывается общее впечатление от города. Хотя, конечно, все вращается одной орбиты – театра и площади Советов. Я и живу здесь неподалеку.

— Отличается ли Улан-Удэ как-то от ваших родных мест?

— Я учился в Санкт-Петербурге, но родом я из города Вытегры, а если точнее – из поселка Белоусово, где я вырос. Семь километров от Вытегры. Главное, конечно, отличие – климат. Только в одном Вытегорском районе – почти 600 с лишним озер: самое крупное —  Онежское. Много рек, болот – очень сыро и влажно. Морозы и жаркая погода тяжело переносятся. Здесь пока мне комфортно, хотя, конечно, солнце очень активное. Жду зиму – меня уже предупреждали, что температура может падать до низких цифр. 

— Легко ли вы приспособились к разнице во времени?

— Сначала было довольно трудно, но сразу же начались репетиции, рабочий процесс – и за два дня график выстроился. Сейчас она ощущается только в том, что друзья, родственники пишут и звонят часто не совсем осознавая, что у нас большая разница во времени. 6000 км – конечно, ощутимая дистанция. Но я стараюсь поддерживать связь с близкими и периодически освещаю свою жизнь в социальных сетях, но без фанатизма.

— На работе вас все время окружает  музыка. А дома?

— Музыка со мной всегда – и не только классическая. Я всеяден в этом плане: в моем плейлисте можно найти абсолютно все. Так, в детстве я очень любил группу Rammstein – и это увлечение так со мной и осталось. Потом в юности я уже стал слушать такие группы, как Nightwish, Rasmus, Evanescence. В то же время могу спокойно переключиться и слушать диско и поп-музыку. Чтобы расслабиться, слушаю медитативную спокойную музыку, какие-то классические композиции, но иногда, конечно, хочется послушать тишину.

-Что еще делаете, чтобы отдохнуть?

— В плотном графике достаточно сложно посвящать свое время какому-то другому досугу. Смотрю фильмы (сейчас смотрю «Твин Пикс» Дэвида Линча). Читаю книги, когда есть время. Хожу на прогулки: недавно спустился по Арбату до Одигитриевского собора. Исследую город. Планирую дальше изучать немецкий язык: в Петербурге я занимался им год в Институте Гете, успел закончить уровень А.

— Вы уже упоминали об иностранных языках. Кроме  немецкого, еще знаете какие-нибудь языки?

— Неплохо владею английским. Мне часто приходится смотреть иностранные материалы, контактировать с людьми. Но немецкий язык – мое настоящее увлечение. Может быть, повлияла любовь к немецкой рок-музыке. Это очень красивый и мягкий язык – это мое мнение.

— Любите путешествовать? Где вы уже успели побывать?

— Был в Швеции, в Стокгольме. Как любой житель Петербурга, часто ездил в Финляндию – это так же легко, как из Улан-Удэ поехать в Монголию. Несколько раз был в Германии. Был на Кипре, хотя я не любитель южных стран и пляжного отдыха. Очень хочу побывать на других континентах — Австралии, Америке, Африке.

Главный наш враг – это время. Хочется побывать везде! Хоть и понятно, что везде побывать не получится, но постараться можно. Опять же путешествия, знакомства с людьми, новыми местами и культурой обогащают и позволяют посмотреть на многие вещи с другой стороны. Как, например, мой опыт в Бурятии, я думаю, будет бесценен для меня в будущем.

— А есть у вас мечта?

— Моя мечта – покорить cцену Венской оперы. Мысли материальны, главное – правильно их направить и, конечно же, работать над их воплощением. 

Желаем Виталию Шевелеву удачи и исполнения всех задуманных планов! 

Надежда Богданова

Добавить комментарий