Театр оперы и балета
Бурятский государственный академический
театр оперы и балета
им.н.а.СССР Г.Ц.Цыдынжапова
  1. Главная
  2. Новости
  3. Морихиро Ивата: «С нетерпением жду показа «Красавицы Ангары» в Москве»

Морихиро Ивата: «С нетерпением жду показа «Красавицы Ангары» в Москве»

Художественный руководитель балетной труппы Бурятского театра оперы и балета Морихиро Ивата — об обновленной версии «Красавицы Ангары», критике и планах на будущее.

ВИЖУ, ЧТО БАЛЕТ ОЖИЛ!

— Недавно состоялся юбилейный десятый показ третьей редакции «Красавицы Ангары». Какие испытываете чувства?

— Только положительные! — подчеркнул Ивата. — Это особенный балет. В мире мало спектаклей, которые держатся на протяжении всего периода работы театра. Артисты и репетиторы давно просили меня обновить, как минимум, костюмы и декорации, потому что все устарело. Да, на сцене балет всегда смотрелся здорово, а с близкого расстояния взглянешь: тут костюмы порваны, там что-то отлетело… К счастью, благодаря министерству культуры России, Республике Бурятия и директору нашего театра Аюне Владимировне, у нас появились возможности. Люди, время и финансы — все совпало. И неспроста!

Последние годы было так: «Красавица Ангара» есть в репертуаре, и мы иногда ее показываем. На этом все. Сейчас мы дали балету новую жизнь. Конечно, менять хороший спектакль — это огромный риск. А «Красавица Ангара», вдобавок, имеет огромную историческую ценность. Но, считаю, наши решения были правильными. Я вижу: спектакль ожил! И он будет жить, радуя зрителей в Бурятии и за ее пределами. Сегодня многие интересуются новой редакцией, публика иначе относится. Изменился подход и у самих артистов, у них появилась совершенно новая мотивация. Балет «проснулся»!

ТРЕТЬЯ РЕДАКЦИЯ — ВОЗВРАЩЕНИЕ К ОРИГИНАЛУ

— Расскажите подробнее об изменениях.

— Хореографию я хотел оставить почти полностью. Музыку мы восстановили по сравнению со второй редакцией. Сделали все по первоначальным нотам, которые, к счастью, сохранились. Теперь все так, как и было написано композитором Ямпиловым. В этом смысле можно говорить о возвращении к оригинальной первой редакции.

Кроме того, мы серьезно поработали над переходами между актами, сделали их плавными и более связанными. Зрителю сейчас легче воспринимать то, что происходит на сцене.

Конечно, тут можно спорить. Дело в том, что раньше публика была подготовленнее, многие знали сюжет очень хорошо. В идеале, так и должно быть, ведь это классический балет. Но я не настолько подробно рассказывал, определив достаточно жесткие в этом отношении рамки. Спектакль стал более разговорный, сюжетный, эмоциональный. Но изменения в целом небольшие.

 

РАНЬШЕ МОЖНО БЫЛО ПОКАЗАТЬ СПЕКТАКЛЬ СТОЯ

— Что конкретно изменилось в хореографии?

— Два момента: марш в начале второго акта и танец рыбки в подводном царстве. В этих местах — чисто моя хореография. Больше принципиальных изменений нет. «Красавицу Ангару» как балет я оценивал очень высоко. Счастье, что мы имеем такой спектакль. Это культурная ценность, и трогать определенные вещи я просто не имел права.

Я внес коррективы только в двух местах. где была некая недосказанность. Ни в коем случае не говорю, что раньше был плохой хореограф. Просто изменилось время, артисты. Тогда, вероятно, можно было стоя показать спектакль — замечательно передать атмосферу, не двигаясь. Сейчас жизнь другая и публика другая. Возьмем тот же эпизод с маршем. Раньше просто маршировали. Сейчас в нем больше танцевальных элементов, движений, есть прыжок, масштабность. Я, естественно, советовался с репетиторами, которые в театре очень давно — Татьяна Муруева, Баярто Дамбаев, Лариса Башинова. Собрал разную информацию, проанализировал и принял решения.

— Что скажете о визуальном восприятии?

— Вот тут была достаточно масштабная корректировка. Свет и декорации были слишком простоваты. Сегодня существуют разные решения этой проблемы: можно использовать и технологии, и сами декорации сделать богаче. Я выбрал не просто образный художественный стиль, а более детализированный и современный. А реализовывали мы это технологическим путем. При этом, подчеркну: балет остался классическим. Никакого авангарда. Все в рамках классической культуры.

СПЕЦЭФФЕКТЫ НЕ ДОЛЖНЫ ОТВЛЕКАТЬ ОТ БАЛЕТА

— Художником выступил Сергей Спевякин.

— Да, он уже делал в нашем театре «Лебединое озеро» и «Пер Гюнт». У нас очень маленькая сцена, но его художественные решения дают объем. Если говорить современным языком, получается 3D. Очень зрелищно! Поэтому я хотел сотрудничать именно с ним.

Начав работу, он подробно изучил первоначальное либретто и сильно удивился большому количеству несовпадений. А мой глаз привык ко второй версии. В итоге мы столкнули эти редакции и старались брать больше из оригинальной. У Сергея было очень много мыслей, и он представил несколько путей. Мы остановились на варианте с использованием видеопроектора.

Визуальные эффекты должны гармонично сочетаться с декорациями — красиво и сбалансированно. Был соблазн добавить больше эффектов, но это бы отвлекало от основного действия. Балет — на первом месте. Надо было лишь придать атмосферу, погрузить в этот мир. В итоге мы получили следующую картину: передний занавес — образный, а сзади — картина, природа, Байкал, вода. Визуально, благодаря грамотному свету, это не мешает зрителю воспринимать балет и создает единое пространство. Художник Спевякин очень тонко рассчитал и соединил наши желания и свое видение. Вышло гармонично. Баланс было найти непросто, но получилось очень удачно. Я доволен.

 

ЗАПИСАТЬ ФОНОГРАММУ — ВЕЛИКОЕ ДЕЛО

— Фонограмму для «Красавицы Ангары» записали на «Мосфильме». Эта студия звукозаписи считается крупнейшей и наиболее оснащенной в России.

— Возможность записать фонограмму спектакля — это великое дело. Записи балетов «Лебединое озеро», «Дон Кихот», «Жизель» можно достать, а «Красавицы Ангары» нигде не нет. Ситуации ведь бывают разные. К примеру, надо поехать и выступить в маленьком городке, но оркестр взять нереально. Запись есть — пожалуйста. И на репетициях она необходима. К тому же в Москве, где проходила запись, к составу нашего оркестра добавили музыкантов. Звучание — великолепное, качество — потрясающее! Специалист, который нас записывал, является ведущим звукорежиссером на «Мосфильме». Теперь мы можем смело пользоваться записью. Живую музыку не заменишь, но фонограмма такого уровня приближена к этому. Более того, она на самом деле даже богаче, потому что на записи присутствовал полный оркестр, скрипки, духовые… У нас играет четыре музыканта, а там — 16! Представляете разницу. Конечно, сделать фонограмму такого уровня очень затратно, но на сто процентов оправданно. Теперь мы можем показать «Красавицу Ангару» широкой публике. Руководство приняло правильное решение, воспользовавшись финансовой возможностью.

КРИТИКУЮЩИЕ ТОЖЕ ПЕРЕЖИВАЮТ

— Как относитесь к критике?

— Критикующие — тоже переживают. Люди не безразличны, и это здорово. А если говорить о профессиональных рецензиях, то я прислушался к мнению Александра Максова, который был у нас на премьере. Он один из ведущих балетных критиков в России. Мы с ним поговорили, и он оставил несколько интересных мыслей. Кое-что я подработал, учитывая его замечания. А в целом он остался очень доволен и написал хороший профессиональный отзыв. Он высоко оценил нашу работу. Рецензию опубликовал авторитетный журнал «Балет».

— Когда «Красавицу Ангару» увидят в других городах?

— В этом году это точно будут Иркутск и Чита. Надеюсь, что мы и в Москве покажем наш спектакль. Предположительно, это будет осенью в рамках музыкального фестиваля «Видеть музыку». Недавно я разговаривал с директором этого фестиваля Георгием Исаакяном. В Москве уже знакомы с оперной труппой нашего театра по предыдущему фестивалю. Его дирекция очень высоко оценила показанную оперу «Тоска» и хочет продолжить сотрудничество с нашим театром. Теперь ждут балетную труппу.

— Как московская публика примет наш балет?

— Люди везде одинаковые. Но там гораздо больше знающих людей, специалистов. Они видели много разных постановок, и у них есть свои точки зрения. Мне самому очень интересно увидеть, как все пройдет. Тем, кто, как и я, любит классический балет, «Красавица Ангара» однозначно понравится. Сегодня многие современные постановки выглядят очень красиво и эффектно, но артисты часто танцуют формально. А наш балет — живой. Это очень тонкая материя. Когда мы были на гастролях в Италии один из коллег-балетмейстеров сказал мне: «Ностальгия! Я давно таких классических балетов не видел». Поймите, это не форма, а культура, поведение. Это духовные вещи и чувства. «Красавица Ангара» выполнена в рамках классического балета. Мы уже показывали отдельные сцены и фрагменты в Александринском театре в Санкт-Петербурге. Отзывы там были очень хорошие, люди были в восторге. Все хотели еще — одного дня не хватило. Теперь жду не дождусь полноценного показа в Москве.

Ссылки по теме:

Добавить комментарий