Театр оперы и балета
Бурятский государственный академический
театр оперы и балета
им.н.а.СССР Г.Ц.Цыдынжапова
  1. Главная
  2. Новости
  3. Дайджест СМИ
  4. Дочь Байкала (журнал «Балет»)

Дочь Байкала (журнал «Балет»)

Известный критик Александр Максов оценил обновленную версию «Красавицы Ангары»

На этой неделе на сцене Бурятского театра оперы и балета состоялся юбилейный 10-й показ обновленной редакции легендарного спектакля «Красавица Ангара». Эта постановка — одна из самых ярких и масштабных в репертуаре нашего театра. И одна из самых успешных. В этом году единственный в стране национальный балет, удостоенный Государственной премии РСФСР имени М. Глинки, увидят в Иркутске и, возможно, в Москве. Переговоры о выступлении нашей балетной труппы в столице находятся на завершающей стадии.

У московского зрителя определенная информация о «Красавице Ангаре» уже есть. Самый авторитетный российский специализированный журнал «Балет» опубликовал в свежем номере рецензию авторитетного балетного критика Александра Максова. Автор профессионально, компетентно и основательно оценил третью редакцию спектакля. По его мнению, творческие задачи, поставленные перед артистами, «с блеском решены создателями новой версии». Он выразил уверенность в том, что это решение является «залогом дальнейшей жизни спектакля, волнующего зрителя сегодня, как и десятилетия назад».

Ссылки по теме:


Александр МАКСОВ

Член Союза театральных деятелей России, Международного  Союза музыкальных деятелей, Российской хореографической ассоциации.
Родился  в Баку 6 марта 1955 г. Работал в  Азербайджанском государственном академическом театре оперы и балета в качестве заведующего театральным музеем и на азербайджанском телевидении в качестве сценариста.
С 1979 года является специальным корреспондентом журнала «Советский балет» (ныне – «Балет»).
Балетный критик, обозреватель журнала «PRO Танец».
Автор сценариев телепередач Аз.ТВ о деятелях музыкального театра, а также балетных либретто.
В 1987 году провел Закавказский, а в 1991 году – Всесоюзный конкурс артистов балета и балетмейстеров «Праздник Терпсихоры», являлся председателем Организационного комитета и членом жюри.
Создал в Баку Центр оперного и балетного искусства, занимал должность его директора.
С 1991 по 1997 г.г.  – координатор, артистический директор и член жюри фестиваля «Я люблю балет» в Минске. Создатель и главный редактор Белорусского балетного журнала «Вестник хореографии».
Координатор международных фестивалей:  имени Рудольфа Нуреева в Уфе , а также в Чебоксарах.
В 1995-1997 г.г. консультант художественного руководителя балет Большого театра.
Член  жюри конкурса «Одесские жемчужинки». Член и ответственный секретарь жюри прессы нескольких конкурсов «Арабеск».
Выступал с лекциями в Victoria Ballet Academi (Торонто).
В настоящее время заведующий литературной частью Московского государственного театра «Русский балет».
Член экспертного совета Премии СТД «Гвоздь сезона».
Как балетный критик публикуется в различных изданиях России, СНГ и зарубежной прессе.


Приводим полный текст рецензии:

ДОЧЬ БАЙКАЛА

Подобно средневековому замку в центре Улан-Удэ высится громада Бурятского государственного академического театра оперы и балета имени народного артиста СССР Г.Ц. Цыдынжапова, не случайно называемого Большим театром Бурятии. В идеально отреставрированном здании о Стране Советов напоминает многое. Построенный в стиле сталинского ампира, театр изобилует символами ушедшей эпохи. На фасаде рельефное изображение Ордена Ленина, присвоенного театру за творческие достижения, на портале сцены герб РСФСР, в оформлении фойе и плафона зрительного зала алые знамена с профилями революционных вождей, а в орнаменте занавеса лиры соседствуют с серпами и молотами. Местное Управление охраны памятников предельно строго относится к любому вмешательству в интерьеры, даже если оно связаны с развесками фотографий артистов.  Понятно, что в этих условиях балет «Красавица Ангара» это не только жемчужина национальной культуры, но и бережно хранимый раритет.

Вот уже более полувека спектакль-легенда является визитной карточкой Бурятского театра оперы и балета, точнее бурятского балетного искусства. Либретто написано писателем-драматургом Намжилом Балдано по мотивам народных преданий о седом Байкале. Сюжет стал литературной основой композиторов Льва Книппера и одного из основоположников бурятской профессиональной музыки — Баудоржи Ямпилова. В партитуре нет прямых фольклорных цитат, но музыка изобилует национальными интонациями, осмысленными приемами европейского композиторского письма. За сочинение хореографии взялся балетмейстер Михаил Заславский, а два великолепных adagio главных героев принадлежат авторству Игоря Моисеева – консультанта постановки.

Заславский крайне ответственно подошел к работе: «В начале своей деятельности… я объехал всю республику. Побывал в Агинском, Усть-Ордынском национальных округах. Помню, была сенокосная страда. Все были очень заняты. А по ночам молодежь, старики и старухи показывали мне свои танцы. Фотограф старался их запечатлеть. Побывали мы в музеях Бурятии, Читинской, Иркутской областей, разговаривали с этнографами, знакомились с   национальными обычаями, предметами быта, песнями, костюмами бурят. Очень помогло знакомство с живописью и скульптурой. Эти материалы, эти поездки стали для меня источником творчества». То же могли бы сказать о себе художники-постановщики Александр Тимин (декорации) и Мария Шестакова (костюмы). Премьера 1959 года представила зрителям, может быть, несколько наивный, но по-своему завораживающий спектакль с внятной сюжетной коллизией и режиссурой, мелодичной музыкой, отвечающей требованиям времени хореографией, и ярким живописным оформлением.

«Ценящий экзотическую красоту балета, Ивата вернул в хореографическую ткань выпавшие из нее со временем вариации первой редакции, детальнее проработал пантомимные эпизоды, при этом мизансцены стали динамичнее. Допущены ли в этой работе просчеты? Вероятно, да».

Юная красавица Ангара, дочь старого Байкала и храбрый юноша Енисей любят друг друга. Соперник Енисея, черный Вихрь, которому тоже нравится Ангара, а еще больше богатство ее отца, пытается хитростью добиться цели. Но в схватке с Енисеем оказывается побежденным. Байкал соединяет влюбленных Ангару и Енисея.

Все эти годы «Красавица Ангара» оставалась в репертуаре театра, хотя и подвергалась редактуре.  В 1972 году была осуществлена вторая редакция балета. Композитор Ямпилов написал рад новых сцен. Партия Енисея обрела два новых танца, некоторые фрагменты были поставлены заново, а в целом хореография спектакля усложнилась в соответствии с развитием хореографического искусства и возросшими возможностями труппы.

Золотыми буквами в летопись спектакля вписаны имена первых исполнителей ролей — Ларисы Сахьяновой (Ангара), Цыден-Еши Бадмаева и Петра Абашеева (Енисей), Юрия Баранова (Черный вихрь), Федора Иванова (Байкал).

Галерею танцовщиков пополнили Е. Самбуева, Э.Кондратьева, О. Короткова, Ю. Муруев, В. Ганженко, С. Эрдынеева, А. Павленко, Г. Мергенов,  Б. Васильев,  З. Хусаев и многие другие.

И вот, в истории «Красавицы Ангары» — новая интересная глава. За обновление спектакля, посвященного 100-летию со дня рождения Бау Ямпилова и памяти Бакалина Васильева, взялся художественный руководитель бурятского балета Морихиро Ивата. Он исходил из тезиса: «Балет идет уже пятьдесят семь лет. За это время он был обновлен всего один раз. Сейчас наступило время, когда необходимо вдохнуть в спектакль новую жизнь, артистам дать новый творческий импульс и поставить новые художественные задачи».

При этом Ивата не собирался делать «резких движений». Ценящий экзотическую красоту балета, он вернул в хореографическую ткань выпавшие из нее со временем вариации первой редакции, детальнее проработал пантомимные эпизоды, при этом мизансцены стали динамичнее. Допущены ли в этой работе просчеты? Вероятно, да. Так, редактор сохранил эпизод «пленниц», которые, казалось бы, должны развлекать своего мрачного повелителя «Памирским танцем», на деле же танцуют «для себя» — Черный Вихрь в этот момент на сцене отсутствует. А вот хореография шествия Черного Вихря со своим воинством, изначально, может быть, и несколько примитивная, но «своя», теперь, изобретательно усложнена, но невольно вызывает образ поступи легионов Красса в знаменитом спектакле Юрия Григоровича. Словно не за невестой отправляется Черный Вихрь, а на войну… Но такова была и сцена в структуре первоначальной версии. Вообще здесь немало аллюзий, позволяющих следить за ходом авторского мышления балетмейстера-постановщика Заславского. Вот Енисей, играющий на флейте девушкам, так похож на лесное божество Пана с нимфами, а вот Нукер Черного Вихря —  балетный родственник Нурали…

«К сотрудничеству Ивата привлек художника Сергея Спевякина, до неузнаваемости изменившего оформление спектакля.  В нем активно использована видеопроекция, которая наряду с декорациями придала балету яркость и колорит».

Деликатное отношение к партитуре обусловило длинный музыкальный антракт, в течении которого зрителей «развлекают» воздушные пузырьки, долго поднимающиеся со дна Байкала в виде спецэффектов. Впрочем, и сам балетмейстер критически оценивает работу и, охотно ее совершенствует.

К сотрудничеству Ивата привлек художника Сергея Спевякина, до неузнаваемости изменившего оформление спектакля.  В нем активно использована видеопроекция, которая наряду с декорациями придала балету яркость и колорит. Действие начинается с лирического монолога Енисея, который мечтает на берегу Байкала, Над рябью озера проносятся анимационные облака, создающие особую эмоциональную напряженность. Под стать медиаэффектам и свет, поставленный московским художником по свету Александром Романовым, умеющим сменить холодновато-спокойные тона на кроваво-красную заливку сцены. Удачные костюмы – выразительно стилизованные и удобные для танца созданы молодым художником Еленой Бабенко, которая использовала и струящиеся ткани, и меховую опушку, и люрекс с органзой.  Творческую группу постановщиков дополнил приглашенный из Москвы дирижер Александр Топлов, добившийся от оркестра насыщенного звучания, без всяких скидок на провинциальность. Музыканты справляются и с тонкими мелодическими нюансами, и с замысловатыми ритмами. К примеру, танцу девушек аккомпанируют арфа, струнные и ударные, а трио шаманов ворожит исключительно под звуки малого барабана, литавр и тарелок.

В хореографической лексике сплетаются танцевальные кружева женского кордебалета, восточная пластика одалисок, воинственная пляска юношей. В «подводном мире», как и в картинах «Конька-горбунка» средствами пластики передаются рапидные движения волн и рисуются забавные сценки обитателей байкальского дна. Если образ Байкала решен статично, то партия всех остальные персонажей технически насыщенна. У женщин – комбинации на пуантах, у мужчин – большие прыжки, часто встречается saut de basque, double assemble. В дуэтах артисты исполняют не только кантиленные перетекания тел, но и различные «верхние» поддержки, подкрутки. Встречается даже головокружительная «рыбка» a la Ольга Лепешинская и Петр Гусев.

 При всех сложностях бытования театра, подготовлено два состава исполнителей. Это не только главные герои, но и троица мистически одержимых Шаманов (первый состав — Баярто Дамбаев, Зоригто Дашиев, Мицухиса Сайто, второй — Михаил Овчаров, Виталий Базаржапов, Баир Жамбалов), пары Воинов Черного Вихря (Михаил Овчаров и Артемий Плюснин, Борис Ламажапов и Вячеслав Намжилон).  

«Творческие задачи, поставленные Морихиро Ивата перед артистами, с блеском решены создателями новой версии «Красавицы Ангары». И в этом залог дальнейшей жизни спектакля, волнующего зрителя сегодня, как и десятилетия назад».

Лия Балданова в роли Ангары подкупает непосредственностью сценического поведения. Приметы современной балетной техники в ее интерпретации воспринимаются как естественные «высказывания». В сольных вариациях, в дуэтах с Булытом Раднаевым (Енисей) и Баиром Жамбаловым (Черный Вихрь) артистка умело расставляет танцевальные и игровые акценты.

Елена Хишиктуева в заглавной партии стремится к «душевности».  В ней артистка находит свой ключ к воплощению реакций героини, которая испытывает по ходу спектакля самые разные эмоциональные состояния.

Психологический и философский конфликт антиподов —  Енисея и Черного Вихря особенно драматургически обостренно и пластически эффектно разыгрывают Булыт Раднаев и Баир Жамбалов. В сцене поединка тело Черного Вихря, поднятого над землей сильными руками Енисея-Раднаева красиво зафиксировало позу в воздухе, прежде чем быть повергнутым. Виктор Дампилов и Баир Цыдыпылов по-своему ярко воплощают непримиримость своих героев, как носителей полярных характеров. У первого – это светоносность и благородства, у второго – сумрачность и коварство.

Таким образом, творческие задачи, поставленные Морихиро Ивата перед артистами, с блеском решены создателями новой версии «Красавицы Ангары». И в этом залог дальнейшей жизни спектакля, волнующего зрителя сегодня, как и десятилетия назад.

Александр МАКСОВ

Добавить комментарий